Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Достаточно напомнить о терминологическом разнобое 8 страница




В аспекте теории устойчивого развития начинает складываться иное отношение к двум основным подходам к предупреждению дальнейшей деградации глобальной экологической системы. По мнению акад. В. М. Котлякова, в настоящее время в мировом научном сообществе и среди политических деятелей еще преобладает уверенность в том, что человечество может решить все экологические проблемы и обеспечить свое выживание технологическими средствами — внедрением рационального природопользования, безотходных и энергосберегающих технологий, замкнутых циклов производства, переработки отходов. Однако наряду с этим начинает приобретать все большее число сторонников и радикальная стратегия ограниченного потребления, в основе которой лежит понимание опасности разрушения


стабилизирующего географическую оболочку механизма, заложенного в самой биосфере.

Наконец, в аспекте теории устойчивого развития системы «общество — природа» складываются два территориальных подхода к этой проблематике — глобальный и региональный (национальный). Ученые полагают, что глобальный подход должен включать изучение геолого-ресурсных, биосферно-экологических, эколого-космических, антропных (здоровье, качество жизни), социальных, экономических, политико-правовых, научно-теоретических, технологических, ценностно-мировоззренческих и культурологических проблем. На этом фоне должны рассматриваться специфические особенности отдельных регионов и стран.

Развитие теории устойчивого развития уже вызвало к жизни ряд новых направлений фундаментальных научных исследований, в осуществлении которых активное участие принимает и география. Среди них — изучение глобальных изменений (в рамках Международной геосферно-биосфер-ной программы), устойчивости геосистем на разных территориальных уровнях, реакции человека и человеческих популяций на изменения в окружающей среде, критических экологических районов и ситуаций. Одним из инструментов обеспечения устойчивого развития должно стать и улучшение территориальной организации общественного производства.

Естественно, что в условиях переживаемого в 90-е годы Россией сложного переходного периода практическая реализация теории устойчивого развития по многим причинам оказывается довольно затруднительной. Например, негативно сказываются финансовое неблагополучие, отсутствие единой научно обоснованной стратегии развития страны и ее регионов. Тем не менее научный задел в этой важной области знаний продолжает расти.

Особенно резко против технологического подхода выступает акад. Н. Н. Моисеев, который вообще считает русский перевод выражения «5и5(ашаЫе йеуе/ортеп(» неудачным, порождающим иллюзии возможности преодоления экологических трудностей технологическими средствами. Он предлагает интерпретировать этот термин как стратегию перехода к такому состоянию природы и общества, которое можно охарактеризовать в качестве «коэволюции человека и биосферы» или «эпохи ноосферы» [1901 с. 54—63].


 


102


103


Теория районной планировки.Районные планировки в СССР начались еще в 30-х годах. Но становление соответствующей теории произошло значительно позже, в основном уже после второй мировой войны, когда районные планировки получили широкое распространение. Под районной планировкой стали понимать комплексное территориально-хозяйственное устройство проектируемого района и формирование его планировочной структуры, обеспечивающей рациональное размещение производительных сил и наилучшие условия для труда, быта и отдыха населения [114, с. 258]. Как вытекает из этого определения, районная планировка представляет собой своего рода синтез теории и практики.

В практическом смысле районная планировка — это часть территориального (регионального) планирования и проектировавания. Данная ее прикладная функция находит выражение в составлении схем и проектов районной планировки. Схемы районной планировки обычно составляются в масштабе (1:100000 — 1:1000000) для территорий крупных экономических районов, межрегиональных зон, краев, областей и национальных административных образований с целью изучения возможностей их территории для рационального взаимоувязанного размещения и строительства крупных промышленных предприятий, магистральных транспортных коммуникаций, совершенствования систем расселения, расположения курортных зон, национальных парков и др. Проекты районной планировки имеют более крупный масштаб (1:10000 — 1:50000) и служат для своего рода конкретизации схем при проектировании отдельных городских агломераций, промышленных узлов, городов, курортных зон, низовых административных районов и др. Соответственно этому в районной планировке выделяются последовательные стадии предпроектных исследований, собственно территориального проектирования, наблюдение за его реализацией, корректировка схем и проектов.

В теоретическом смысле районная планировка — это совокупность специально разработанных теоретических положений и принципов, на которые опирается вся прикладная деятельность. Поскольку районная планировка представляет собой типичное междисциплинарное направление, то в разработке ее теоретических основ участвовали и участвуют не только географы, но и экономисты, инженеры, архитекто-

104


ры-планировщики, землеустроители и другие специалисты. Возможно, что на прикладном этапе районных планировок перевес остается за негеографами, тем более, что их разработкой занимаются в основном институты градостроительного и землеустроительного профиля. Но именно в разработке ее научной методологии едва ли не решающая роль принадлежит географам. Поэтому в последнее время стали говорить о «географизации» районной планировки, развитием которой мы обязаны прежде всего Д. И. Богораду, Е. Н. Перцику [83], В.В.Владимирову, Е. Е. Лейзеровичу, С. И. Кабаковой, Г. М. Лаппо, Б. С. Хореву, О. А. Кибальчичу, В. Я. Любовному и другим ученым.

В 1980 году вышел в свет специальный выпуск сборника «Вопросы географии» под названием «Географические науки и районная планировка» [25]. В нем достаточно подробно раскрыт вопрос о районной планировке как виде географической практики, о ее связях с экономической географией, физической географией, географией сельского хозяйства, геоурбанистикой, сельским расселением и др. При этом говорится о том, что экономическая география обслуживает районную планировку теоретическими и методическими разработками и результатами конкретных исследований, но и районная планировка «толкает» экономическую географию на путь совершенствования и конструктивности. И о том, что еще в 60-х годах районная планировка занималась простым учетом физико-географических факторов, а затем стала использовать межкомпонентные связи и ландшафтные методы исследований. Примерно то же произошло и с геоурбанистикой, которая постепенно стала одним из каналов внедрения географических идей в практику проектирования городов. В качестве примера приведем схему районной планировки Москвы и Московской области (рис. 13).

При широком использовании экономико-географических подходов были выполнены такие крупнейшие схемы, как генеральная схема районной планировки зоны влияния БАМ, генеральная схема расселения на территории СССР и России, крупные проекты районной планировки по районам Центра России, Украины, Сибири и многие другие. Без широкого участия экономико-географов и применения экономико-географических знаний интенсивное развитие районной планировки в стране оказалось бы невозможным.

105


Рис. 13. Схема районной планировки Москвы и Московской области в начале 70-х годов (по Е. Н. Перцику).

1 — Лесопарковый защитный пояс; 2 — пригородная зона; 3 — локальные системы расселения; 4 — города Лесопаркового защитного пояса; 5 — города — центры локальных систем расселения; 6 — города — центры соседних областей; 7 — зоны влияния областных центров

Разумеется, радикальные изменения, происшедшие в России в последние годы (новая геополитическая ситуация, кризисное состояние экономики, изменение социально-экономических структур и децентрализация субъектов хозяйственной деятельности) не могут не влиять на изменение содержания и методов разработки районной планировки. Од-


нако, по мнению Е. Н. Перцика, и в современных условиях значение районной планировки не только не уменьшается, а напротив существенно возрастает. Районная планировка призвана показать возможные варианты развития регионов и их частей на основе имеющихся ресурсов и потенциала, в том числе и на период выхода из кризиса.

Специалисты в области районной планировки считают, что в условиях перехода России к рыночной экономике теоретические основы районной планировки сохраняют свою сущность и значение. Однако механизм их практической реализации должен измениться в связи с переходом инициативы от государственных органов к банкам, концернам и другим крупным структурам.

Теория прогнозирования.Прогноз, прогнозирование — это общенаучные понятия. Прогнозом называется научно обоснованное суждение о возможных состояниях объекта в будущем или об альтернативных путях и сроках достижения этих состояний. Это суждение хотя и носит вероятностный характер, все же обладает определенной степенью достоверности.

Существует много видов прогнозирования. Например, это экономическое прогнозирование, представляющее собой систему научных исследований качественного и количественного характера, направленных на выяснение тенденций развития хозяйства или его частей (отраслей, регионов) и поиск оптимальных путей достижения целей этого развития. Или демографическое прогнозирование как научно обоснованное предвидение основных параметров движения населения и будущей демографической ситуации: численности, возрастно-половой и семейной структуры населения, рождаемости, смертности, миграции, качественных характеристик населения [124, с. 352]. Широко известны, например, прогнозы мирового населения, подготавливаемые ООН. Прогнозы разрабатываются в системе районных планировок и многих других междисциплинарных сферах.

В последние десятилетия была создана и теория географического прогноза. Активное участие в ее разработке приняли академики И. П. Герасимов, В. Б. Со-чава, М. И. Будыко, К. Я. Кондратьев, С. С. Шварц, В. М. Котляков, член-корр. РАН А. П. Капица, а также Ю. Г. Саушкин, В. С. Преображенский, А. М. Рябчиков, Т. В. Звонкова,


 


106


 


М. А. Глазовская, М. И. Львович, А. М. Трофимов, Ю. Г. Симонов, Н. М. Сватков, Т. Г. Рунова, Ю. Г. Липец и многие другие ученые.

Главными принципами географического прогнозирования по Ю. Г. Саушкину являются: а) исторический (генетический) подход к прогнозируемому объекту или явлению;

б) принцип сравнения, аналогий, сопоставлений, который
открывает возможность учета уже пройденного пути;

в) принцип инерционности, т. е. устойчивости направления,
темпов и основных структур исторического процесса;

г) принцип ассоциативности, т. е. прогнозирования данного
объекта, явления или процесса в его взаимодействии с дру
гими; д) принцип неопределенности (многовариантности
прогноза); е) принцип непрерывности прогнозирования в
смысле его постоянного уточнения и пересмотра [360,
с. 245].

В географическом прогнозировании принято различать два главных направления — отраслевое и комплексное. В качестве примеров отраслевого прогнозирования И. П. Герасимов приводит физико-географические прогнозы предстоящих изменений климата, водного баланса, биогеографические и ландшафтно-географические прогнозы. Но еще большее значение, по его мнению, имеет общий или комплексный географический прогноз, позволяющий в наибольшей мере использовать интеграционный потенциал географии и ее задел в области изучения закономерностей пространственного размещения природы, населения и хозяйства и выявления их взаимодействий [29, с. 197—207]. Что же касается главной задачи географического прогнозирования, то она состоит в разработке научно обоснованных суждений о состоянии и тенденциях развития географической среды — с целью ее наиболее рационального использования.

По территориальному охвату географические прогнозы подразделяются на локальные, региональные и глобальные. Примерами региональных прогнозов могут служить прогнозы, связанные с такими водными объектами, как Каспий, Арал, Байкал, Ладога, Севан; примером глобального прогноза — прогноз изменений климата Земли в результате усиления «парникового эффекта». Кстати, вся международная программа «Глобальные изменения и география» в значительной мере носит прогностический характер. Но прогнозы могут составляться и на уровне отдельных стран.


6.2. Общегеографические теории

Представляется, что к числу общегеографических теорий следует отнести теории регионального развития, географических оценок и географии риска.

Теория регионального развития (регионализма).Ключевое понятие этой теории — регион (или район, как его синоним). Можно утверждать, что региональная география, как таковая, — наиболее раннее направление в географии и, следовательно, накопление знаний в этой области началось уже давно. Региональный синтез был, например, отличительным признаком французской школы «географии человека», прославившейся своими региональными характеристиками. В России уже в XX веке это направление получило развитие в работе В. П. Семенова-Тян-Шанского «Район и страна» (1928) и в еще большей степени в знаменитом учебнике Н. Н. Баранского «Экономическая география СССР. Обзор по областям Госплана» (1926), который положил начало районному направлению в отечественной экономической географии. Это направление было тесно связано с проводившимися тогда работами по экономическому районированию страны, и не случайно, что оно нашло практическое выражение в районном томе Первого пятилетнего плана. В этот же период возникла идея строительства крупных комбинатов в разных частях страны, которые получили наименования «районных».

Разработка Н. Н. Баранским проблемы соотношения отраслевого и районного (регионального) аспектов в экономической географии послужила важным вкладом в теорию регионального развития. И в дальнейшем — в процессе экономического районирования страны — эта теория постоянно обогащалась благодаря работам того же Н. Н. Баранского, Н. Н. Колосовского и других представителей нашей ведущей экономико-географической школы. Характерно, что А. А. Минц еще в конце 60-х годов охарактеризовал региональное направление как центральное русло экономико-географических работ в нашей стране. Он писал о том, что именно на региональных исследованиях выросли основные кадры старшего и среднего поколения советских экономико-географов, окрепли научные и педагогические коллективы.

В дальнейшем совершенствование этой теории продолжалось. Оно нашло отражение в работах акад. И. П. Герасимова, Ю. Г. Саушкина, В. В. Покшишевского, Я. Г. Машбица,


 


108


109


С. Б, Лаврова, Г. В. Сдасюк, Э. Б. Алаева, Л. В. Смирнягина, О. В. Грицай и других географов.

Особенно хотелось бы выделить фундаментальную разработку самого представления о регионализме, сделанную акад. И. П. Герасимовым, который высоко оценивал значение региональной географии и исходил из того, что регионализм географической науки служит важным и сильным ее устоем, к тому же способствующим сохранению ее целостности [30, с. 10—11]. Сошлемся также на Ю. Г. Саушкина, считавшего, что именно регионализм, учение о районах — их формировании, развитии, перспективах, практическом значении — стало ядром всех географических наук и в значительной степени определило границы системы географических наук в целом [93, с. 413]. Наконец, Я, Г. Машбиц назвал его «живой душой географии» [81, с. 20], а в своей последней монографии «Основы страноведения» дал убедительную критику «антирегионалистских» настроений среди части географов [68, с. 20—21].

На современном этапе регионализм, сохраняя свое теоретическое ядро, приобретает и многие новые черты. Они выражаются, например, в усилении экологических аспектов: для СНГ это прежде всего проблемы Чернобыля, Арала, Байкала, Каспия, Севана, КМА. Характерно и то, что раздел о глобальных экологических проблемах, входящий в долгосрочную академическую программу биологических и экологических исследований, целиком поручен географам. К числу новых черт относится усиление комплексного регионове-дения, что во многом связано с проблемами становления российского федерализма.

Можно добавить, что в условиях перехода к рынку особое значение приобретают федеральные региональные программы, направленные на решение насущных задач регионального развития. Каждая подобная программа представляет собой согласованный и увязанный по ресурсам, исполнителям и срокам осуществления комплекс различного рода мероприятий (проектных, производственных, организационных, хозяйственных, социально-экономических и др.), которые реализуются при активной поддержке государства. Что касается сроков, то такие программы либо на семь-десять лет (для Дальнего Востока и Забайкалья, Курил, Бурятии, Нижней Ангары и Калининградской области), либо на пять лет (для Сахалина, Северной Осетии и Мордовии), либо на три-четыре года (для Якутии и Псковской области).


Важно отметить также, что теория регионализма, разрабатываемая прежде всего географами, со временем стала превращаться в своего рода междисциплинарную теорию, проникнув в другие науки, в той или иной мере связанные с географическим пространством. На этой основе возникла, например, региональная экономика — научное направление, сложившееся в начале 60-х годов на стыке экономики и географии и превратившееся затем в самостоятельную отрасль экономики, которая изучает закономерности размещения производительных сил и регионального развития [80]. На этой основе сложилась и региональная политика, которой ныне занимаются многие профессиональные географы, работающие в федеральных службах, президентских и парламентских структурах. Именно в условиях нынешней переходной экономики лексикон отечественной региональной политики (да и региональной экономики) обогатился понятиями о проблемных, кризисных районах, районах-лидерах, районах-аутсайдерах и т. д. Можно упомянуть также о региональной демографии, региональной экологии, региональной социологии.

А на Западе еще в 50-х годах возникла крупная научная, школа «региональной науки», объединившая большое число ученых, занимающихся размещенческими исследованиями. Наибольшее развитие она получила в США, где ее основоположником стал экономист Уолтер Айзард. Он рассматривал «региональную науку» как междисциплинарное направление на стыке экономики, социологии, политологии, экономической географии, экологии и других преимущественно социальных наук, имеющих пространственные аспекты и опирающихся на математические методы. Однако в последнее время «региональная наука» переживает длительный период стагнации.

Теория географических оценок. Возникновение теории географических оценок непосредственно связано с углублением анализа различных аспектов взаимодействия в системе «население — хозяйство — природа», а сами они представля-

Основная монография Уолтера Айзарда (Изарда) была переведена на русский язык [51]. Подробный разбор его взглядов был сделан А. Е. Пробстом в предисловии к этой книге, а также Ю. Г. Саушкиным |93, с. 300—307].


 


110


• ;


ют собой прежде всего оценки качества окружающей среды. Географические оценки в нашей стране ведутся давно. Сначала среди них преобладали оценки неизмененной человеком природы. В конце 60-х — начале 70-х годов в связи с увеличением антропогенных нагрузок на природу расширилось изучение антропогенных ландшафтов и оценок последствий воздействия человека на природу. А в 80-х годах особое внимание стали обращать на «обратные связи» между измененной человеком природой и условиями обитания и жизнедеятельности самого человека (общества). Главным критерием этих оценок стало здоровье людей.

Постепенно была разработана довольно стройная методика таких оценок, получившая апробацию и в совместных исследованиях, проводившихся в рамках стран — членов СЭВ. Например, оценки стали подразделять на словесные («пригоден» — «непригоден», «благоприятен» — «неблагоприятен» и др.), цифровые, где те же степени пригодности выражались в баллах, рангах, категориях, и стоимостные. Но одновременно стала формироваться и теория географических оценок, в создании которой наибольшее участие приняли А. А. Минц, Л. И. Мухина, О. Р. Назаревский, Е. Б. Лопатина, В. С. Преображенский и другие представители московской академической школы, а также А. Г. Исаченко.

В типологическом отношении географические оценки принято подразделять на три основных вида.

Во-первых, это технологическая оценка, которую называют также производственной. При технологической оценке выявляется мера пригодности тел или явлений природы для того или иного вида человеческой деятельности с учетом современной или перспективной технологии их использования. (В данном случае о «технологии» освоения того или иного вида природных условий и ресурсов говорят по аналогии с технологией выращивания культур, строительства дорог и пр.) [76].

Во-вторых, это экономическая оценка, определяющая экономическую эффективность освоения природных условий и ресурсов и имеющая, как правило, стоимостное выражение. В основе экономической оценки лежит учет влияния территориальных различий в свойствах ресурсов на производительность общественного труда. А критерием ее считается экономическая эффективность использования того или иного источника ресурсов, которая выражается в


величине материальных, энергетических, трудовых и финансовых затрат, выделяемых обществом на сохранение природы и недопущение нежелательных воздействий на нее. Естественно, что в разработке этого вида оценок большое участие принимали и ученые-экономисты.

В-третьих, это антропоэкологическая оценка, исходящая из критериев сохранения качества (комфортности) окружающей среды как общего «дома» людей, общества. Она находит свое выражение в определении предельно допустимых концентраций (ПДК) и предельно допустимых выбросов (ПДВ) загрязняющих веществ, а также предельно допустимых уровней (ПДУ) вредного воздействия.

По степени территориального охвата географические оценки подразделяются на поэлементные и интегральные. При поэлементной оценке основой учета природных ресурсов становится разработка специальных кадастров — систематизированных сводов данных, включающих качественную и количественную опись объектов и явлений в ряде случаев с их экономической оценкой. Среди видов таких кадастров можно назвать водный, земельный, лесной, почвенный, промысловый, рекреационный и др. При интегральной оценке, являющейся более сложной и синтетической, как показывает само название, оценке подвергается весь природный и природно-антропо-генный комплекс (рис. 14). Потребность в такой оценке возникает тогда, когда необходимо выбрать из нескольких объектов один не по какому-либо одному свойству, а по совокупности нескольких свойств. Если кадастровыми оценками занимаются в большей мере отраслевые экономики, то интегральными — география.

Наконец, теория оценочных исследований предусматривает четыре стадии оценок. Первая стадия заключается в выявлении основных источников воздействия на окружающую среду. К ним относятся различные виды человеческой деятельности (промышленность, сельское хозяйство, транспорт, рекреация и др.), в процессе которых используются ресурсы и силы природы и выбрасываются отходы в окружающую среду. Вторая стадия заключается в выявлении основных видов (форм) воздействия человека на природу. К ним относятся: выемка породы, насыпание отвалов, изъятие воды, воздуха, минеральных, растительных и других ресурсов, выбросы, стоки и т. п. Третья стадия заключается в выявлении последствий — прежде всего отри-


 


112


ИЗ



ных явлений, которые подразделяются по их мощности, размерам материального ущерба, общему и единичному числу человеческих жертв, территориальному охвату (глобальные, региональные, локальные). А основным обобщающим понятием в данном случае стало понятие о неблагоприятных и опасных природных процессах и явлениях — НОЯ [77].

Наряду с этим выделяются техногенные, а также социальные катастрофы, связанные с войнами, голодом, эпидемиями, экономической и политической нестабильностью. Особо стали вычленять экологический риск и экологические катастрофы. В последнее время при рассмотрении географии риска все чаще используется такой термин, как си-нергетические катастрофы. Под ним ученые понимают явление многоступенчатых катастроф, при котором одно природное явление порождает другое, причем в конечном счете подобная цепная реакция влечет за собой трагические последствия во многих сферах человеческой деятельности -как экономической, так и социальной.


Рис. 14. Схема соподчинения оценок (по Л.И.Мухиной).

Оценки: 1 — отдельных показателей; 2 — свойств компонентов; 3 — компонентов; 4 — природных комплексов

дательных, возникающих как в отдельных компонентах природы, так и во всем природном комплексе под воздействием человеческой деятельности. Наконец, четвертая стадия заключается в выявлении и характеристике отрицательных последствий, возникающих в производственной и непроизводственной деятельности людей под влиянием измененной ими природы. Сюда же относится влияние измененной природы на организм (здоровье) человека.

В последнее время теоретическими положениями быстро обрастает так называемая география риска.В общем плане под риском понимают неблагоприятные и опасные явления и их нежелательные последствия в виде разного рода катастроф.

Это могут быть природные опасные явления и катастрофы. Они, в свою очередь, подразделяются на катастрофы, обусловленные деятельностью эндогенных (землетрясения, извержения вулканов) и экзогенных (наводнения, ливни, заморозки) процессов; они могут быть связаны и с деятельностью живых организмов (например, колорадского жука). Уже созданы различные классификации стихийных природ-

114


6.3. Теории физической географии

В эту группу теорий мы включаем теорию физико-географического районирования и теорию литосферных плит.

Теория физико-географического районирования.Сущность физико-географического районирования заключается в выявлении и исследовании системы соподчиненных природных регионов, обладающих внутренним единством и своеобразными индивидуальными чертами природы.

В России первые опыты такого районирования относятся еще ко второй половине XVIII века. В конце XIX и в начале XX века физико-географическим районированием страны и отдельных ее частей занимались В. В. Докучаев, Г. И. Тан-фильев (который и предложил сам этот термин), П. И. Броу-нов, А. А. Крубер, П. П. Семенов-Тян-Шанский, В. П. Семе-нов-Тян-Шанский, Л. С. Берг. Уже тогда были заложены основы теории физико-географического районирования, которая в советский период приобрела стройные очертания, особенно в связи с развитием учения о ПТК.

В основе физико-географического районирования лежит выявление объективно существующих в природе индивидуальных физико-географических территориальных комплек-

115


сов. Его научную основу составляет изучение факторов формирования этих комплексов, их развития, возраста, территориальной локализации, сочетания зональности и азо-нальности, характера их границ и т. п. Однако особое значение, возможно, приобретает вопрос о типологии и классификации таких комплексов. При этом выделяют отраслевое (частное) и комплексное районирование.

Н. И. Михайлов в качестве примеров частного районирования приводит геоморфологическое (академики К. К. Марков, И. П. Герасимов), климатическое (академики Л. С. Берг, М. И. Будыко и А. А. Григорьев, Б.П.Алисов), гидрологическое (М.И.Львович, В.А.Троицкий), Мирового океана (Н. Н. Зубов), почвенно-географиче-ское, биогеографическое, зоогеографическое районирование [226]. Но особенно большое развитие получило комплексное районирование, которое проводят по совокупности признаков, охватывающих все или многие компоненты природной среды. Среди авторов теоретических и методических работ по такому районированию можно назвать академиков В. Б. Сочаву, И. П. Герасимова, А. А. Григорьева, С. В. Калесника, а также Д. Л. Арманда, И. С. Щукина, Н. А. Гвоздецкого, Г. Д. Рихтера, Н. А. Солнцева, Г. К. Тушинского, Ф. Н. Милькова, В. С. Преображенского, А. Г. Исаченко, В. И. Прокаева, Э. М. Мурзаева и других. По этой проблематике вышло много монографий и карт.

Весьма важен и интересен также вопрос о таксономических единицах физико-географического районирования, который тесно связан, в частности, с учетом зональных и азональных факторов. Этот вопрос был и остается одним из наиболее спорных, в не случайно свои системы таксонов в разное время предлагали В. П. Семенов-Тян-Шанский, А. А. Григорьев, С. В. Калесник, Г. Д. Рихтер, Н. А. Солнцев, В. Б. Сочава, А. Г. Исаченко, Н. И. Михайлов и другие географы. Наиболее обоснованной из них многие ученые считают такую таксономическую систему физико-географических комплексов, при которой «отсчет» идет от географической оболочки, как самого крупного из комплексов, с последующим подразделением на комплексы суши и Мирового океана (рис. /5). В любом случае для горных районов обычно предлагается своя система таксонов.

Можно назвать также некоторые теории, возникшие на стыках физической географии с другими науками.


Рис. 15. Система таксономических единиц физико-географического районирования (по Н. И. Михайлову)























































































































Последнее изменение этой страницы: 2018-04-12; просмотров: 280.

stydopedya.ru не претендует на авторское право материалов, которые вылажены, но предоставляет бесплатный доступ к ним. В случае нарушения авторского права или персональных данных напишите сюда...