Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Достаточно напомнить о терминологическом разнобое 2 страница




18


Особенно памятна знаменитая дискуссия о «единой географии», которая проходила в 60-х — начале 70-х годов. В эпицентре этой дискуссии оказался В. А. Анучин, выпустивший в те годы монографии о теоретических проблемах и теоретических основах географии [5; 6]. В своих книгах он подверг критике современное представление о системе географических наук, выдвинул идею географического монизма (география — не единый комплекс наук, а единая комплексная наука), основанную на том, что единым общим предметом или объектом для всех географических наук является географическая среда, а также причислил географию к «переходным» наукам. Среди активных сторонников «единой географии» были Ю. Г. Саушкин, Б. Б. Родоман, Ю. К. Ефремов, а из числа ее противников можно упомянуть акад. С. В. Калесника, Б. Н. Семевского. Современные оценки этой дискуссии довольно противоречивы: одни считают ее вполне полезной, другие излишне схоластической, а третьи и вовсе безрезультативной и ненужной.

Как бы там ни было, но в наши дни идеи географического синтеза и интеграции в отечественной географии стали преобладающими, только вместо «единой» чаще говорят о «целостной географии». При этом можно отметить заметное продвижение вперед на направлениях как «внутренней интеграции» (в пределах самой географии), так и «внешней интеграции» (в пределах междисциплинарных комплексов наук).

«Внутренняя интеграция»(или по Ю. Г. Саушкину общегеографический синтез) началась в физической географии, что подтверждается примерами из области землеведения, ландшафтоведения, географии Мирового океана и др. Она проявилась и в социально-экономической географии (районирование, география природных ресурсов, рекреационная география и др.). И, пожалуй, особенно заметно — в картографии (тематическое картографирование).

Определенный сдвиг наметился и на главном направлении «внутренней интеграции» — на рубеже, разделяющем физическую и социально-экономическую географию. При этом согласно одной точке зрения такая интеграция предполагает не стирание граней между ними, а сохранение сложившегося «двуединства» и признание собственных предметов исследования и достаточно ответственных научных (адач у каждого из этих блоков, но при осознании у них общих интересов, целей и задач. Однако высказываются и бо-

19



лее радикальные взгляды. Например, акад. В. М. Котляков недавно написал о новой модели землеведения, которая формируется, исходя из представления о неразрывности двух главных ветвей географической науки: естественно-географической, познающей природные закономерности, и общественно-географической, познающей социально-экономические закономерности. Такой подход, по мнению В. М. Котлякова, будет способствовать решительному повороту целостной географии к совместному изучению механизмов функционирования и взаимодействия природных, природно-технических и социально-экономических территориальных систем.

Другой плацдарм «внутренней интеграции» — комплексное страноведение, задача которого заключается в комплексном изучении стран и районов. Некоторые специалисты в области географии населения подчеркивают — и, наверное, не без основания — что в наши дни именно география населения закономерно становится не только ядром всей социально-экономической географии, но и служит главным связующим звеном между нею и физической географией. Это объясняется тем, что ни одна из географических наук не может обойтись без изучения тех или иных аспектов человека и его деятельности.

Переходя к «внешней интеграции»,необходимо подчеркнуть, что в ходе своего развития география не изолировалась от других наук. Как наука мировоззренческая, она тесно связана с философией. При изучении компонентов географической оболочки укрепились ее связи с физикой, химией, геологией, биологией, а при обосновании рациональных форм территориальной организации общества — с экономикой, социологией, экологией, демографией, этнографией, историей и др. [114, с. 57]. В результате такого взаимодействия новые импульсы к развитию получили геофизика, геохимия, биогеография, региональная экономика, геоэкология, геодемография, этногеография и др.

Существует большая литература о взаимосвязях физической географии с «внешним миром». О взаимосвязях социально-экономической географии с другими науками наиболее подробно писали Б. Н. Семевский, А. М. Колотиев-ский. Связи географии населения со смежными науками В. В. Покшишевский представлял в виде схемы (рис. 1). А А. М. Берлянт составил аналогичную схему для картографии (рис. 2).

20


2.3. Сквозные направления

Уже довольно давно в работах К. К. Маркова, Ю. Г. Сауш-кина, В. С. Преображенского, С. Б. Лаврова, Ю. Д. Дмитревского, Я. Г. Машбица, Э. Б. Алаева стало формироваться представление о сквозных направлениях, которые пронизывают всю географическую науку и позволяют по-новому подойти к вопросу о ее единстве, о ее целостности. Хотя разные авторы предлагают не одинаковое число подобных направлений, все же в большинстве случаев речь идет о четырех важнейших.

Во-первых, это гуманизация,которая в географии, как и во всей науке, связана с поворотом к человеку и всем сферам и циклам его жизнедеятельности. По сути, это целое новое мировоззрение, утверждающее ценности общечеловеческого, общекультурного достояния и рассматривающее в первую очередь жизнь людей и их общественные отношения. По словам Я. Г. Машбица, современная география — это наука «для человека», «от человека» и во многом «через человека». На первый план в ней выходят связки «человек— природа», «человек—хозяйство», «человек—территория», «человек—окружающая среда» [68].

Как тут не вспомнить, что в конце средневековья и в период раннего нового времени, т. е. в эпоху Возрождения, также господствовала идеология гуманизма, основу которой тоже составляло новое отношение к человеку. Наверное, между той эпохой и современной есть какие-то черты сходства. Но тем не менее нельзя не видеть, что в мировом масштабе актуализация гуманистического направления во многом связана с обострением глобальных проблем человечества, которые по существу являются проблемами выживания человеческого рода. На региональном уровне, в частности в России, она также связана со многими «человеческими» проблемами, обострившимися в условиях длительного кризиса.

Во-вторых, это социологизация,также представляющая собой общее направление всей науки и общественной практики, тесно связанное с гуманизацией и заключающееся в повышении внимания к социальным аспектам развития. О необходимости социологизации географии Н. Н. Баранский писал еще в 30-е годы, когда в СССР было прервано


развитие антропогеографии и вся «неприродная» географи. была фактически сведена к изучению экономической сфе ры общества. Так сформировалось производственное толко вание сущности экономической географии, при котором на селение рассматривалось прежде всего в качестве трудовоп ресурса и некоей массы, потребляющей промышленную продукцию и продовольствие.

К сожалению, этот кризис социологизации оказалс очень затяжным, что объяснялось и преимущественно ин дустриальным развитием хозяйства и научными догмам] того времени. Отказ от прежних стереотипов и начало со циологизации отечественной географии и смежных с нен наук приходятся в основном уже на 80-е годы (этногеогра фия, социальная география, социальная экология, социаль ная инфраструктура и др.). Но и в наши дни достигнуты] уровень социологизации еще нельзя считать достаточным.

В-третьих, это экологизация,предполагающая рассмот рение человека в неразрывной связи со средой его обита ния, условиями воспроизводства жизни. Экологизация, как направление, также характерна для всего междисциплинар ного комплекса наук, который исследует взаимодействия общества, производства и окружающей среды, или «экораз витие». Поскольку проблемы отношений со средой обита ния затрагивают едва ли не весь социальный институт чело веческого общества, и в последнее время произошла значи тельная экологизация как естественных, так и обществен ных наук, то это привело к усилению синтеза естественно научного и гуманитарного знания. Не удивительно, что именно география, имеющая большой опыт такого синтеза стала одним из главных плацдармов экологизации. Можно утверждать даже, что в отечественной географии за послед ние два-три десятилетия это сквозное направление стал главным или, как иногда говорят, «дирижирующим».

В-четвертых, это экономизация— направление, которое также характерно для многих наук. Зарождение и развитие экономизации было непосредственно связано с «количе-ственной революцией», наступившей в эпоху кибернетики В последнее время о ней стали писать реже. Однако в наши дни Россия, похоже, переживает новый бум экономизации вызванный переходом к рыночной экономике.

Добавим также, что некоторые географы ставят, на пер вый взгляд, не совсем логичный вопрос о необходимости


 


:


 


«географизации» отечественной географии. Что ж, такое направление тоже нельзя полностью исключить. Вспомним, что в свое время Н. Н. Баранский действительно «географизировал» советскую экономическую географию, которую пытались превратить в экономическую (политэкономическую) науку. И в наши дни в географии еще далеко не изжиты отраслево-статистический и некоторые другие устаревшие подходы.

3. Система географических наук

3.1. Проблемы общей структуры

На протяжении многих десятилетий структура географической науки остается одним из самых спорных вопросов отечественной географии. Интересными, но спорными были предложения, высказанные по этому поводу В. П. Семеновым-Тян-Шанским в 1913 году. Особенно бурные дискуссии начались в 20—30-х годах, в период борьбы районной школы Н. Н. Баранского с «леваками», которые объявляли буржуазной идею целостности географии как науки и отрицали тесную взаимосвязь физической и экономической географии. С новой силой они возобновились в период длительных дискуссий о «единой географии» и общих судьбах географии, когда свои соображения по этим вопросам высказало большинство ведущих географов. Некоторые из них предложили также графические схемы общей структуры географических наук; в качестве примера таковой приведем схему Б. Н. Семевского (рис. 3). Хотя в последнее время подобные споры поутихли, это вовсе не означает, что в данном вопросе все географы пришли к единому мнению.

Из физико-географов это академики Л.С.Берг, А.А.Григорьев, К. К. Марков, С. В. Калесник, В. Б. Сочава, А. Ф. Трешников, И. П. Герасимов, а также Д. Л. Арманд, Ю. К. Ефремов, И. М. Забелин, Ф. Н. Мильков, А. Г. Исаченко, Л. С. Абрамов, А. М. Рябчиков, В. С. Жекулин, из экономи-ко-географов Ю. Г. Саушкин, В. А. Анучин, Б. Н. Семевский, В. М. Гохман, В. В. Покшишевский, А. М. Колотиевский, С. Б. Лавров, В. В. Вольский, П. М. Алампиев, Н. Г. Агафонов и многие другие.


Рис. 3. Принципиальная схема географических наук (по Б. Н. Семевскому).

А, Б, В, Г ... Г + X — частные (отраслевые) естественно-географические науки; А,, Б,. В,, Г, ... Г, + X; — частные (отраслевые) экономико-географические науки; 1 — система естественно-географических наук и система экономико-географических наук; 2 — система географических наук
































Достаточно напомнить о терминологическом разнобое

в отношении того, что в действительности являет собой географическая наука — комплекс, систему и т. п. Еще в середине 60-х годов акад. А. А. Григорьев, а затем и акад. С. В. Калесник предложили употреблять термин «комплекс» для обозначения совокупности наук, изучающих разнородные, а термин «система» — для наук, изучающих однородные закономерности. Следовательно, речь шла о комплексе географических наук, включавшем системы физико-геогра-


 


I


25


фических и экономико-географических наук. Но эта терминология, предложенная еще в ту пору, когда смешение естественных и общественных закономерностей считалось тяжким идеологическим грехом, так и не получила всеобщего признания. И поныне по отношению ко всей географической науке чаще применяется термин «система» с последующим подразделением на подсистемы. То же можно сказать и о более дробной классификации (иерархии) географических наук. Отсюда сам собою напрашивается вывод о том, что терминологическая путаница в этом важнейшем методологическом вопросе еще далеко не преодолена.

Как нам представляется, с известной степенью условности, но все же можно говорить о том, что здание географической науки имеет как бы четыре «этажа».

Вполне логично, что «первый этаж»этого здания формируют науки, образующие теоретическое ядро географии. Прежде всего это теоретическая география, а также история географии. При этом больше всего проблем возникает в связи с теоретической географией. Нет сомнения в том, что теория географии зародилась и развивалась вместе с самой этой наукой. По существу она представляет собой совокупность всех более частных наук, входящих в систему географических наук, но с добавлением общегеографической проблематики. Однако с вступлением в эпоху НТР, началом информационного взрыва и возникновением перепроизводства научной информации (при котором обобщение и теоретическое осмысление стало отставать от накопления фактов) возникла потребность как-то выделить, вынести «за скобку» наиболее общие вопросы, чтобы решать их на уровне самостоятельной научной дисциплины. Этому способствовало также развитие общей теории систем и внедрение математических методов. Так возникли теоретическая физика, теоретическая биология, а затем и теоретическая география.

Идея теоретической географии зародилась на Западе и распространению ее на российской почве способствовал пе-


ревод книги американского географа Вильяма Бунге «Теоретическая география» [18], а также монографий Питера Хаг-гета [104] и Дэвида Харвея [105]. В качестве главных проповедников этой идеи в нашей стране выступали Ю. Г. Сауш-кин, Б. Б. Родоман, А. М. Смирнов, Б. Л. Гуревич, В. М. Гох-ман, А. М. Колотиевский, Ю. Г. Липец, Ю. В. Медведков.

Проблемам теоретической географии в 60—80-е годы был посвящен ряд специальных симпозиумов и летних школ. На них доказывалось, что теоретическая география ставит своей целью выявление наиболее общих законов и построений пространственно-временных систем и структур, изучаемых географическими науками с использованием в значительной мере новой терминологии (географическое пространство, географическое поле). Возникновение теоретической географии на них рассматривалось как результат развития всей системы географических наук, включая переход к абстрактным моделям географических объектов, процессов, пространственных систем и структур. Особо отмечалась роль, которую сыграло в становлении теоретической географии внедрение математических методов, хотя — в отличие от Вильяма Бунге — знак равенства между математической и теоретической географией отнюдь не ставился. Ю. Г. Саушкин в своих работах сформулировал шесть основных задач теоретической географии [93, с. 169—170].

Идеи теоретической географии и в период ее зарождения имели немало противников. Есть они и теперь, о чем свидетельствует, например, недавнее высказывание А. Г. Исаченко, который отнес теоретическую географию «к области научных курьезов». Тем не менее вообще отрицать правомерность конструирования подобного научного направления, которым ныне занимаются и многие молодые ученые (В. А. Шупер, С.А. Тархов, А. Л. Валесян) было бы, наверное, неправильно.

С историей географии все обстоит значительно проще. Она изучает историю географических знаний, географических открытий, формирования географической мысли. В об-


 


Так, Э. Б. Алаев предложил для географии в целом термин «система», для природоведческой и обществоведческой ветвей географии термин «семейство», для физической и социально-экономической географии — «комплекс», для отдельных крупных элементов этих комплексов — «отрасль», для дисциплин еще более низкого иерархического ранга — «раздел» [110, с. 23]. А, скажем, Ф. Н. Мильков пишет о «семействе» географических наук.


А вот еще одно структурное новшество, также предложенное Ю. Г. Саушкиным и некоторыми его последователями, действительно почти не получило поддержки. Речь идет о так называемой метагеографии, по замыслу авторов, находящейся на стыке географии и науковедения (по аналогии с метафизикой, метаалгеброй, металогикой) и представляющей своего рода «теорию о теории географии» [101, с. 122].


 


 


I


ласти географических открытий, помимо авторских работ русских путешественников и многих переводных книг научно-популярного жанра [146, 150], широко известны работы И. П. и В. И. Магидовичей [63], А. Б. Дитмара [41], Н. Г. Фрадкина и многих других историко-географов. О развитии географической мысли, географических идей много писали академики Л. С. Берг, А. А. Григорьев, И. П. Герасимов. Эта проблематика нашла отражение в работах Ю. Г. Саушкина [93], А. Г. Исаченко [52 ], И.М.Забелина [49], Н. К. Мукита-нова [191], Л. С. Абрамова [1], А. И. Соловьева, Н. П. Никитина, Д. М. Лебедева, В. А. Есакова и др. Были и интересные переводы [40].

«Второй этаж»в здании географической науки занимают науки, которые нередко именуют «стволовыми». Это прежде всего физико-географические (природно-географи-ческие) и социально-экономико-географические (общественно-географические) науки. Вряд ли могут быть особые сомнения и по поводу третьей «стволовой» ветви, которую образует картография, хотя и не все рассматривают ее «на равных» с первыми двумя. Основные же разногласия начинаются, когда речь заходит о страноведении, положение которого в системе географических наук до сих пор окончательно еще не определено. Представляется, однако, что придание страноведению ранга «стволовой» ветви было бы более правильным решением этого спорного вопроса.

На «третьем этаже»следует разместить те науки, которые образовались в результате членения, дифференциации «стволовых» ветвей. Хотя ученые называют их по-разному — отраслевыми, частными, дочерними, специальными, все они имеют много общего. Эта общность заключается прежде всего в том, что они обладают поисковыми функциями и занимаются приращением нового знания. Но им присущи и информационные функции, а также разработка «своих» теорий, пополняющих общую «копилку» географии.

Наконец, «четвертый этаж»мы отводим под так называемые пограничные или стыковые науки и научные направления, которые действительно занимают место на рубежах географии с другими науками. Пограничность, стыковость — явление очень характерное для всей современной науки. И отражение его в системе географических наук следует расценивать как процесс вполне закономерный.

Далее мы рассмотрим более подробно второй (вместе с третьим) и четвертый «этажи» здания географии.

28


3.2. Физическая география

Первую «стволовую» ветвь (подсистему) в системе географических наук образует физическая география, представляющая естественное крыло этой системы. Известно немало определений физической географии, различающихся иногда оттенками формулировок, а иногда и более существенно. Приведем здесь дефиницию, предложенную Н. И. Михайловым, которая представляется нам одной из наиболее удачных: физическая география— наука о географической оболочке Земли, ее составе, структуре, особенностях формирования и развития, пространственной дифференциации [226, с. 3].

О внутренней структуре физической географии писали очень многие ученые. Несмотря на ряд разногласий, в большинстве своем они все же сходятся на том, что в составе физической географии следует выделять: 1) общую физическую географию, 2) региональную физическую географию, 3) отраслевые физико-географические науки.

Общая физическая география(многие, но не все физи-ко-географы отождествляют ее с общим землеведением) представляет собой фундаментальную физико-географическую науку, формирующую основной понятийный аппарат физической географии. Она занимается изучением закономерностей структуры, функционирования, динамики и эволюции географической оболочки Земли, изучает общие проблемы территориальной дифференциации (зональность, азо-нальность, природные районы разных рангов) этой оболочки. Кроме того, в задачу общей физической географии входит общая систематика, классификация, типология и таксономия территориальных физико-географических единиц.

К общей физической географии нередко относят также вопросы теории физико-географического районирования и общие теоретические вопросы ландшафтоведения, которое изучает сложные природные и природно-антропогенные геосистемы — ландшафты как части географической оболочки Земли. Обычно к ней относят и палеогеографию — науку о закономерностях развития этой оболочки, об истории взаимодействия природы и человека, о ландшафтах геологического прошлого.

Региональная физическая географияизучает конкретные территории, особенности их природы, естественных ре-'

29


сурсов, процессов развития и тенденций формирования. При этом имеются в виду территориальные единицы разного таксономического ранга — от стран до мелких районов, групп и видов ландшафтов, включая микроландшафты и элементарные ландшафты. Н. А. Гвоздецкий, наряду с региональным ландшафтоведением, включает в состав региональной физической географии и физико-географическое страноведение.

Перейдем теперь к краткой характеристике отраслевых физико-географических наук, обособившихся в отдельную группу. Эти науки объединяет один объект изучения — географическая оболочка, однако предметы изучения у них различны и охватывают какую-либо одну из структурных частей или сторон этой оболочки, отдельные ее компоненты. Более или менее общепринято выделять восемь таких отраслевых наук.

Во-первых, это геоморфология, которая изучает исторически развивающийся рельеф земной поверхности, исследует внешний облик рельефа суши и морского дна, происхождение, возраст, особенности строения, развития и распространения тех или иных его форм, воздействие на формирование рельефа эндогенных и экзогенных процессов, а также антропогенных факторов. Геоморфология подразделяется на общую и региональную. Кроме того, в ней обособились структурная, климатическая, динамическая, прикладная геоморфология, геоморфология моря. В области геоморфологии особенно велики заслуги таких отечественных ученых, как академики К. К. Марков, И. П. Герасимов, профессора С. Я. Эделыптейн, А. А. Борзов, И. С. Щукин, Ю. А. Мещеряков.

Во-вторых, это климатология -- наука о климате, о его формировании, географическом распространении и изменении во времени. Климатологию обычно подразделяют на общую климатологию и климатографию. Основные задачи климатологии заключаются в изучении атмосферных процессов за длительный период, обобщении результатов измерений параметров погоды, что позволяет судить о климатическом режиме. К числу наиболее видных отечественных климатологов, вслед за А. И. Воейковым, следует отнести академиков Л.С.Берга [12], М. И. Будыко, профессоров Б. П. Алисова, Б. Л. Дзердзеевского, Ф. Ф. Давитая.


В-третьих, это гидрология суши, которая исследует закономерности процессов и явлений, протекающих в природных водах суши, формирование водного баланса и стока, структуру речных потоков и других водных объектов, русловые и береговые процессы, термический и ледовый режим, химический состав вод и др. Соответственно объектам изучения гидрология суши подразделяется на гидрологию рек, лимнологию (озероведение), болотоведение. Из числа многих отечественных ученых в этой области назовем В. Г. Глушко-ва, С. Д. Муравейского, Б. А. Аполлова, М.И.Львовича [62], А. Б. Авакяна.

В-четвертых, это океанология — наука о природных процессах в Мировом океане, которая рассматривает этот океан одновременно и как часть гидросферы и как целостный планетарный природный объект. Главная задача океанологии — выявление общих закономерностей природы океана как единого целого. Но одновременно она включает несколько научных направлений, каждое из которых изучает определенный элемент природы океана. Это — физика океана, химия океана, геология океана, биология океана. К числу создателей отечественной океанологии следует отнести академиков Ю. М. Шокальского, В. В. Шулейкина, К. К. Маркова, Л. А. Зенкевича, членов-корр. АН В. Г. Богорова, А. С. Мони-на, профессоров Н. Н. Зубова, О. К. Леонтьева и др.

В-пятых, это гляциология, выделившаяся из гидрологии суши в самостоятельную науку в середине XX века. Это наука о природных льдах на поверхности Земли, в атмосфере, гидросфере и литосфере. Гляциология изучает режим и динамику их развития, взаимодействия с окружающей средой, роль льда в развитии Земли. Исследуются также снежно-ледниковые ресурсы, движение ледников, ледяных полей, лавин, колебания ледников и история оледенения. В соответствии с основными предметами изучения гляциология делится на ледниковедение, снеговедение, лавиноведение, ледоведение водоемов и водотоков и палеогляциологию. Из отечественных ученых особые заслуги в этой области знаний имеют академики Г. А. Авскж и В. М. Котляков, профессора М. В. Тронов, Г. К. Тушинский, Г. Д. Рихтер.

В-шестых, это геокриология (мерзлотоведение) -наука о мерзлых почвах и горных породах, о процессах их образования, истории развития и условиях существования, а также явлениях, связанных с процессами промерзания и оттаивания мерзлых толщ.


 


I


 


В-седьмых, это география почв, возникшая в России еще в конце XIX века. География почв изучает закономерности формирования и пространственное размещение почв. Она подразделяется на общую географию почв, включающую учение о факторах почвообразования и закономерностях их распространения, и региональную географию почв, цель которой заключается в описании, картографировании и исследовании пространственного размещения почв различных частей земной поверхности. В «могучую кучку» отечественных почвоведов, вслед за В. В. Докучаевым, входят академики М. Д. Глинка, Л. И. Прасолов, Б. Б. Полынов, И. П. Герасимов, член-корр. РАН В.А.Ковда, профессора С. С. Неуструев, В. М. Фридланд, М. А. Глазовская, Б. Г. Розанов, Н. Н. Розов, С. В. Зоны, В. О. Таргульян и др.

В-восьмых, это биогеография -- направление, развившееся на стыке географии и биологии, но в России традиционно включаемое в состав географических наук. Биогеография изучает распространение живых организмов в зависимости от факторов окружающей среды и имеет своим предметом закономерности такого распространения и установление их связей со средой. Обычно подразделяется на географию растений (геоботанику) и географию животных (зоогеографию). Развитие биогеографии в нашей стране во многом связано с деятельностью академиков Г. Ф. Морозова, В. Н. Сукачева, профессоров В. В. Алехина, Л. Г. Ра-менского, А. М. Формозова, А. Г. Воронова, Ю. А. Исакова, А. А. Тишкова и др.

3.3. Социально-экономическая (общественная) география

Вторую «стволовую» ветвь (подсистему) в системе географических наук образует социально-экономическая география, представляющая общественное крыло географии. Существует множество ее определений, что объясняется как субъективными (мнения отдельных именитых ученых), так и объективными (изменение содержания самой науки) причинами. Главное в этом содержании — трансформация экономической географии в социально-экономическую. В течение длительного времени эта наука именовалась экономической географией,что в общем было оправдано, поскольку внимание экономико-географов концентрировалось прежде всего на закономерностях, условиях и особенностях территориального размещения материального производства. Такой подход был в особенности характерен для «советского семидесятилетия», когда господствовал методологический тезис о том, что именно материальное производство определяет все остальное развитие и размещение, включая развитие и размещение трудящегося населения как главной производительной силы общества. Поэтому, несмотря на большой разнобой в самом определении экономической географии, сущность ее почти всегда сводилась именно к общественному производству.

Тем не менее «очеловечение» отечественной экономической географии все же постепенно происходило, и в этом особенно велика заслуга ее основоположника Н. Н. Баранского (вспомним хотя бы его крылатую фразу: «Человека забыли!!!»). Давая свое определение экономической географии в 1973 году, Ю. Г. Саушкин уже включил в него понятие о социально-экономических территориальных системах [93, с. 5]. Однако свое новое наименование экономическая география официально получила только в конце 70-х годов, когда она стала именоваться «экономической^* социальной географией» или «социально-экономической».

В принципе, это радикальное новшество следует рассматривать как вполне закономерное, поскольку оно отражало новый социальный заказ общества, совпавший с началом социологизации общественной практики. По современным представлениям социальная географиядолжна изучать пространственные процессы и формы организации жизни людей и общественного производства прежде всего с позиций человека — условий его труда, быта, отдыха, развития личности и воспроизводства жизни. Социальная география рассматривает пространственные аспекты поведения людей (в первую очередь процесс расселения), дает объяснение и прогноз этого поведения. Иными словами можно сказать, что она изучает всю совокупность проблем социального развития в их региональном выражении, включая территори-










Последнее изменение этой страницы: 2018-04-12; просмотров: 292.

stydopedya.ru не претендует на авторское право материалов, которые вылажены, но предоставляет бесплатный доступ к ним. В случае нарушения авторского права или персональных данных напишите сюда...