Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

ТВОРЧЕСТВО ТАТЬЯНЫ САЗОНОВОЙ




 

«Я чувствую ответственность

за сохранение традиций».

Татьяна Сазонова

 

На иркутском областном радио Татьяна Михайловна Сазонова возглавляет отдел литературно-художественных и детских программ. Собеседниками журналистки чаще всего становятся писатели и поэты, художники, фольклористы, одним словом, люди творческие – а объединяет всех этих людей беспокойство за судьбу России, за народ.

– Я очень люблю слушать радио, – признается Татьяна Сазонова. – Хотя раньше, пока сама не стала здесь работать, не осознавала этого и, более того, считала радио каким-то анахронизмом.

В журналистику она пришла сознательно, «потому что в школе, в Енисейске, был очень сильный преподаватель литературы и русского языка, а в Иркутском государственном университете замечательная секция литературных критиков, которой руководил Николай Петрович Антипьев». На радио работается легко, «потому что в России чаще всего открытые, откровенные люди – разговорить их радиожурналистке несложно, потому что в Иркутске сильная писательская организация и писатели, так же как и режиссеры, фольклористы, художники, искусствоведы, библиотекари любят радио, никогда не отказываются принять участие в передаче». С гордостью Татьяна подчеркивает, что литературно-художественное вещание Иркутского радио она приняла «от таких талантливых и глубоких журналистов, как Лариса Гайдай, Елена Маякова, Зоя Горенко».

Передача «Отчий край» Татьяны Сазоновой более десяти лет знакома иркутским радиослушателям. Программа эта рассказывает о событиях культурной и духовной жизни Приангарья. Ее героями становятся писатели, художники, артисты, режиссеры, искусствоведы, библиотекари, фольклористы и люди духовного звания, прихожане храмов.

Почему же программа носит такое название – «Отчий край»? На этот вопрос ее ведущая ответила:

– Я понимаю, что «Отчий край» – старомодное по нынешним временам название для передачи об искусстве. Надо бы что-то вроде «Когда не все дома» или «Писательские жены», одним словом, чтобы пополз вверх рейтинг. Я знаю, «из какого сора растут стихи, не ведая стыда» (Анна Ахматова), но выносить этот сор на люди не в традициях русского литературоведения, да и не на пользу слушателям. Почему пришло такое название – «Отчий край»? Ведь оно совершенно не экстравагантное, простое, но на мой взгляд, глубокое. Во-первых, у нас в Иркутске жил и работал писатель Константин Седых. Его перу принадлежит знаменитый роман «Даурия», который повествует о гражданской войне в Сибири, а продолжение «Даурии» – книга «Отчий край». Второй смысл в том, что я освещаю жизнь и творчество сибирских писателей, художников, фольклористов. Ну и, конечно, более глубинный смысл передачи состоит в том, что… Обращусь к словам писателя В. Крупина: «У нас нет запасной Родины. Только Россия». Все герои моих передач то же самое могут сказать о себе. «Отчий край» – это еще и желание защитить русские традиции, идеалы, святыни нашего народа.

Т. М. Сазонова очень интересуется фольклором. Героями ее передач очень часто становятся известные фольклористы, да и сама она как потом поняла, приехала в областной центр из самой гущи живого бытования фольклора.

Первые статьи Татьяны были опубликованы в альманахе «Сибирь». После окончания университета Татьяну Сазонову «легко взяли на телевидение» в литературно-художественную редакцию. Ее передача называлась «Литературная Сибирь». И уже тогда журналистка прочла практически все книги сибирских писателей и поэтов.

– Тогда в библиотеке приходилось пропадать. Мы на встречи с писателями ходили, т.е. это живое общение. Поэтому я не могу сказать, что литература или живопись – это что-то такое, что мне приходилось изучать. Просто это было самой жизнью.

Татьяна Сазонова отмечает, что в то время, когда она работала на телевидении, журналистика была совсем другая – не лучше, не хуже, но другая. Журналист писал сценарий, но на экран не выходил. На иркутском телевидении Татьяна Сазонова проработала пять лет. Потом из журналистики Татьяна надолго ушла, по семейным причинам. Но литературную критику не оставила – писала статьи. За это время Татьяна сменила немало профессий.

– Я была мастером по содержанию улиц, чем очень горжусь – пятнадцатью метельщиками я тогда руководила. В ту пору и была написана статья о Михаиле Трофимове, которая опубликована в журнале «Сибирь». Работала и на турбазе в качестве культмассовика – тогда я обращалась и к литературному, и к песенному творчеству. Там же изучила театр Петрушки, чтобы людей развлекать. Водила экскурсии по Байкалу, хотя костра и сейчас не разожгу. Тогда же мне опостылели бардовские песни.

В 1991 году Татьяна пришла работать на радио в литературно-художественную редакцию. Передача «Отчий край» до появления Татьяны называлась «Визит». Журналистка говорит, что сегодняшнее «имя» программы менять не собирается, оно очень важно для понимания самой сути и тематики передачи.

Сегодня журналисты областного радио в командировки, к сожалению, ездят очень редко. Но Татьяна признается, что очень любит сибирские деревни.

– Больше всего я любила записывать простых людей в деревнях. Вот уж где слово такое сочное, колоритное, мякоть такая в нем, плоть. Когда слушаешь простого человека на берегах Лены, в Качугском районе, вот там-то испытываешь настоящую журналистскую радость и даже зависть. Поражаешься образности языка. Мы-то сейчас очень худосочно говорим, а уж мы, журналисты, тем более. Я стремлюсь в передачах к слову мягкому, народному.

В статье «Я пью зарю, что пахнет молоком…» о поэзии Михаила Трофимова, опубликованной в альманахе «Сибирь», Татьяна рассуждает о прелести русского народного языка. В частности, она отмечает особую певучесть слов с уменьшительно-ласкательными суффиксами.

– Эти уменьшительно-ласкательные суффиксы – характерная принадлежность русской народной речи. Не говорим мы сейчас так, слишком распорядительными и холодными стали наши слова к ребенку, потом и жалуемся на отсутствие в детях настоящей любви. Но наши потери еще горестнее ощутит он сам. Мы научим ребенка бороться за жизнь, но будет вечно ускользать от него самый смысл земного бытия, «сладость бытия» (Пришвин).

Нет, не случайно народное поэтическое слово даже смерть и врага ласково называло – «смертушка», «злодеюшка».

Самые интересные для Татьяны Сазоновой передачи с участием Валентина Григорьевича Распутина. В перспективе материал о произведении Распутина «Мать Ивана, дочь Ивана», встречи с критиком из Пскова Валентином Курбатовым.

Все чаще Татьяна Сазонова ведет программы в «прямом эфире».

– Мне казалось, что «прямой эфир» – это очень страшно. Сейчас я «прямой эфир» люблю. Во-первых, это ситуация экстремальная. И я поняла, что мне это нравится – надо вовремя найти слово, сориентироваться, как ответить. И тут, конечно, надо «быть в материале». Для «прямого эфира», самое главное, нужна подготовка. Тогда ты спокойно, с удовольствием беседуешь с человеком.

«Для журналиста, – говорит Татьяна Сазонова, – самое главное найти свою тему, вникнуть в нее, полюбить. Но одновременно журналист просто обязан расширять свой кругозор».

– Мне, конечно, приходится параллельно разные темы разрабатывать. Сейчас я делаю передачи о работе санэпиднадзора, каждый год готовлю концерт работникам сельского хозяйства – делаю это с удовольствием, в охотку, потому что это редко мною делается. Самое главное, на мой взгляд, для журналиста, иметь свое мировоззрение.

В 2004 году Иркутское областное радио отметило юбилей – 75-летие. Татьяна Сазонова посмотрела некоторые старые, теперь уже исторические, материалы, документы. И еще раз убедилась, что сегодняшний творческий коллектив следует лучшим традициям областного радио – в том числе традиции просвещения, которую она считает главной – заложенной еще до официального рождения областного комитета по радиовещанию, то есть до 1929 года.

– Оказывается, у официальной истории нашего радио есть длинная предыстория. В 1924 году уже было иркутское радиовещание, только вело его не государство, а общество друзей радио. Сергей Иванович Медведев, историк наш, мне рассказал, что 29 января 1928 года в эфире звучала семидесятая, юбилейная, лекция-концерт «Музыкальная пятница», посвященная творчеству Шопена. И писатели уже тогда участвовали в любительских сеансах радиовещания. Традиции, они же незримы. Они не передаются из рук в руки, как папка с документами. Но они живы. Значит, передавались от неофициального журналиста-учителя к неофициальному журналисту-ученику каким-то естественным, незаметным, неосознанным способом. И я чувствую личную ответственность за сохранение этих традиций.

Татьяна Михайловна Сазонова еще раз заметила, что «разговорить» собеседника совсем нетрудно, ведь «человек русский по своей природе исповедален», надо только показать, что ты разбираешься в обсуждаемой теме, поддержать человека, и тогда – «потечет поток слов». И поэтому русского человека не очень сложно интервьюировать – «его только надо расположить к себе».

 

 

КУЛЬТУРА ДИАЛОГА

Понятие диалога

 

Жизнь по своей природе диалогична. Жить – значит участвовать в диалоге: вопрошать, внимать, ответствовать, соглашаться. Диалог – универсальное средство взаимодействия между людьми.

Диалог – это логико-коммуникативный процесс взаимодействия людей посредством выражения своих смысловых позиций. Соприкосновение и противоборство точке зрения в процессе диалога ведет к кристаллизации отстаиваемых идей, к их творческому обогащению и синтезу. В процессе обмена мнениями участники диалога не только ничего не теряют, но наоборот даже приобретают. Чем содержательнее диалог, тем богаче становится каждый из его участников: их творческие возможности динамично развиваются, их усилиями в мир вносится определенная мера оригинальности, каждая из сторон сохраняет и приумножает свой духовный и интеллектуальный багаж, несмотря на интенсивное противоборство идей и обмен ими.

Если мы обменяемся яблоками, то у вас и у меня останется по одному яблоку, – говорил Бернард Шоу. А если у вас есть идея и у меня есть идея, и мы обмениваемся этими идеями, то у каждого из нас будет по две идеи. Диалог – это самая дешевая и оперативная форма обмена информации.

Как и любое другое общественное явление, диалог исторически развивался, приобретая самые разнообразные формы. Известен, например, сократический, или исследовательский, диалог. В нем партнеры занимают равноправное положение. Каждый имеет право высказывать свое мнение и защищать его. Может не только слушать собеседника, но и задавать ему вопросы, ждать обоснованных ответов на них. Как заметил И. Кант, в таком диалоге «и ученик является учителем». Эта форма диалога достигла высокого уровня в Афинах. Она названа по имени древнегреческого философа Сократа, великолепного мастера ведения диалога. Сократ знал о следующем свойстве человеческого мышления: если вначале высказываются некоторые утверждения, то затем из них могут быть сделаны не любые, а конкретные выводы. Мышление, таким образом, подчиняется некоей принудительной силе и могут быть получены без непосредственного обращения к опыту. Сократ широко пользовался этим свойством. Умелой постановкой вопросов он направлял своего собеседника к принятию определенных утверждений.

Сократ пояснил, что его манера вести диалог подобна тому, что делает акушерка, которая не рожает сама, но принимает роды. Так и он лишь спрашивает других, способствуя рождению истины. Свой метод Сократ называл майевтикой (с греч. искусство повивальной бабки).

В Древнем Риме широкое применение нашел риторический диалог. Его образцами могут служить речи знаменитого оратора Цицерона. Этот диалог характеризуется преимущественной активностью одной из сторон. Здесь один говорит – остальные слушают. Диалог вырождается в монолог популяризаторского или увещевательно-моралистического характера. К примеру, у Сенеки риторический диалог приобретал форму диатрибы – резкой, придирчивой речи с нападками личного характера.

В трудах Цицерона, Квинтилиана разработана теория монологической, или судебной, хвалебной речи. Согласно Цицерону, такая речь должна состоять из шести компонентов: 1) вступления; 2) изложения существа дела; 3) указания последующих частей плана; 4) доказательства; 5) повторения основного содержания; 6) заключения.

Большое внимание придавалось вопросам доступности и понимания речи, а также работе над эстетическими патетическими качествами.

Диалог изменяется исторически. Диалог принимает новые черты в различных социокультурных условиях.

У древних греков была особая категория людей-софистов, которые специально практиковались в интеллектуальном фехтовании и демонстрировали свое искусство перед многочисленной публикой.

К Плутарху восходит традиция проведения среди юношей турниров риторических речей. Древние считали, что всякий спор играет роль своеобразной «гимнастики ума».

Но известны другие отношения к спору. В Японии эта процедура связана с негативным эмоциями. «Быть полемистом – не для японца… Слишком горячий спор может привести к ссоре, может нечаянно обидеть собеседника, и естественно, что мы избегаем таких споров»[40].

Жители США не любят спорить, ибо они считают, что всегда и во всем прав именно он, гражданин США. Не всякий диалог носит информативный характер. Известны диалоги ритуальные, игровые, карнавальные. В карнавальном диалоге осуществляется принцип свободного, задушевного, межличностного общения.

«В карнавале вырабатывается в конкретно-чувственной форме, переживаемой в полуреально полуразыгрываемой форме, новый модуль взаимоотношений человека с человеком, противопоставляемый всемогущим социально-иерархическим отношениям внекарнавальной жизни»[41], – писал М. М. Бахтин.

Карнавальный диалог возник в античное время. Диалог может быть письменным и устным. Письменный диалог подразумевает предельную развернутость словесного выражения мысли с приведением логически строгой системы доводов.

Эффективность диалога зависит от формы его воплощения.

Диалогические ситуации могут иметь различную природу. Это диалог в форме опроса, например, социологический опрос, интервьюирование, устный опрос студентов на семинаре. Отчетливо диалогичность проявляется в беседе и споре. В споре сталкиваются различные взгляды, различные мнения. При этом каждый участник стремится к обоснованию своей точки зрения, приводя доводы, отвергая, критикуя.

Диалог – это непрерывное общение. Диалог универсален по формам и универсален по выразительным возможностям.

 

Структура диалога

 

Идеальный диалог удовлетворяет следующим формальным условиям:

1) ходы диалога делаются его участниками по очереди;

2) диалог заканчивается результатом, позволяющим решить, кто выиграл и кто проиграл;

3) участники диалог пользуются правом налагать на него ограничения, обусловленные принятыми правилами рассуждений;

4) диалог ведется с учетом реакции одного участника на ходы другого. Древнегреческие философы считали, что диалог есть «речь, состоящая из вопросов и ответов»[42].

Отношения вопросов и ответов составляет ядро диалога, но вопросу принадлежит ведущая роль. Он придает вопросу строгое направление. Благодаря вопросам отдельные высказывания приобретают смысл.

Вокруг вопросно-ответного ядра формируются другие элементы его структуры, а именно:

1) мотивы и цели диалога;

2) критерии отбора точек зрения, доводы;

3) вспомогательные элементы как реакции на действия противоположной стороны (подсказки, уточнения, выражения одобрения, неодобрения и т.п.)

Ни один вопрос не может возникнуть на пустом месте. Для его возникновения необходимы две точки зрения, два противоположных суждения. Потому в процессе диалога необходимо раздвоение на «я» и «не-я». Раздвоение, противоречие есть необходимое условие диалогического процесса, его движущая сила. Это характерно для внутреннего диалога, т.е. индивидуального процесса мышления, о котором философ Библер писал: «″Я″ утверждаю нечто, ″Я″ отвергаю это нечто и выдвигаю другое предположение. ″Я″ в ответ – усиливаю свои исходные доводы, но тут же ″Я″ развиваю свое ответное предположение… Короче, я мыслю…»[43].

Диалог, возникая на основе противоречия, развивается через постановку вопросов, отыскание предположительных ответов и дальнейшую аргументацию последних.

В процессе развития диалога указанные элементы должны, во-первых, составлять некоторое единство, иметь общую основу. Во-вторых, в совокупности они должны фиксировать переход знаний или убеждений их неопределенного состояния в другое, более определенное.

 










Последнее изменение этой страницы: 2018-04-12; просмотров: 596.

stydopedya.ru не претендует на авторское право материалов, которые вылажены, но предоставляет бесплатный доступ к ним. В случае нарушения авторского права или персональных данных напишите сюда...