Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Этим заканчивается сарга сто шестая «Об иллюзии: Жизнь в племени» книги третьей «О создании» Маха-Рамаяны Шри Васиштхи, ведущей к Освобождению, записанной Валмики.




 

Сарга 107. Об иллюзии: О страданиях.

 

1. Король продолжил:

Что еще сказать об этом праздновании, которое полностью захватило мои мысли? С этого времени я стал настоящим членом этого примитивного племени.

2. Празднование длилось семь ночей, и потом прошли еще восемь месяцев, моя жена расцвела и понесла.

3. Вскоре она родила дочь, что принесло еще больше страданий, как несчастье приводит к другому несчастью; девочка быстро росла, как растут заботы у глупца.

4. Через три года жена опять родила ребенка, чернокожего сына, как дурной разум бессмысленно попадается в ловушки своих желаний.

5. Затем снова родилась дочь, потом снова сын. В лесу я стал семейным человеком и заслуженным членом этого племени.

6. Так там прошли многие года моей жизни со своей женой, как в преисподней мучения за убийство брамина удваиваются за счет горьких мыслей.

7. В лесу я был бессилен перед мощью холода, ветра и жара, ощущая их на себе, подобно престарелой черепахе, копошащейся в пруду.

8. В страданиях и беспокойствах семейного человека, с разумом, поглощенным заботами, моя агония казалось мне всепоглощающим пламенем.

9. В тряпках из старых одежд и коры, с травяным поясом на голове для переноски грузов, я носил дрова из леса, как грешник тащит на себе груз своих дурных дел.

10. В старой набедренной повязке, грязной, вонючей и полной вшей, я спал на голой земле под деревьями.

11. Чтобы поддержать семью и жену, я страдал от холодных ветров, и зимой прятался от них в кусты и ямы в лесу, как лягушка.

12. Погруженный в бесконечные разнообразные ссоры, споры, страдания и печали, я плакал кровавыми каплями слез.

13. Я ночевал в мокром лесу, питался свиным мясом, и от дождей прятался среди камней на горных равнинах.

14. Со временем урожаи на полях уменьшились, и вместе с этим участились ссоры с родственниками, как туча перед грозой становится все более плотной и черной. 15. Окруженный страхом и ненавистью, со своими шумными детьми и беспросветными мыслями, я жил, как чужой в своем доме.

16. Из-за ужасных ссор с женой и оскорблений и побоев жестоких членов племени, мое лицо было в синяках и царапинах, как лик луны, разорванный зубами и когтями демона Раху.

17. С расцарапанными губами, я жевал жилистые остатки добычи тигров, жесткие, как веревки, продающиеся в аду.

18. Я страдал от жестоких порывов ветра со снегом, выбрасываемых из пещер в снежных вершинах гор, и от долгих ледяных штормов в холодных туманах. 

19. Я чувствовал эти страдания всем своим обнаженным телом, подобно стрелам, выпущенным самой Смертью. Постарев и ослабев, я питался сухими корнями растений,

20. Которые выкапывал во множестве, и готовил в горшках в лесу остатки мяса.

21. Вместе со своей несчастной женой, мы ели то, чем брезговали другие. Со ртом, полным ран и ожогов, пища давала только больше страданий. 

22. Потом я поправился на человеческом мясе, которое другие продавали под видом мяса животных, отрезая лучшие куски от тел и конечностей трупов.

23. За более высокую цену в землях Виндхьи, где жили чандалы, они продавали мясо, приготовленное в железных горшках, как свои собственные грехи, накопленные за тысячи прошлых жизней.

24. Непроданные куски мяса валялись в грязи на земле чандалов. Одним несчастным вечером я заметил мотыгу для выкапывания кореньев

25. И, чувствуя себя как в преисподней, почувствовал привязанность к густым лесам Виндхьи, как к родственнику.

26. В этом теле презренного чандала, я кормил свою жену и детей, данных мне судьбой, отгоняя палками собак,

27. Пищей, достойной только слепого старика в бедной деревне. Ночами в лесу, полном шелеста высохших листьев на сухих деревьях,

28. Я стучал зубами в компании лесных обезьян, и к утру мои волосы стояли дыбом от холода.

29. Я дрожал под дождями, украшавшими тело жемчужинами капель; и пустой, как обрывок облака, мой живот сводило от голода.

30. Мы ругались с женой в лесу, скрипя зубами, с безумными глазами, красными от холода.

31. Мое тело стало черным и грязным, напоминая демона-веталу; я бродил по берегам рек с удочкой и крючком, чтобы поймать рыбу.

32. Я расставлял силки и петли для добычи, как бог смерти во время разрушения мира; страдая от долгого голода, я убивал животных стрелами из лука,

33. И пил теплую кровь, как молоко своей матери, как питающийся нечистыми подношениями красный от крови безумный обитатель шмашанов, мест для кремации трупов.

34. Лесные веталы разбегались от меня в испуге, как будто преследуемые демоншами-чандиками. Я во множестве расставлял в лесу ловушки для ловли зверей и птиц.

35. Как люди запутываются в иллюзорных ловушках сыновей, дочерей и жен, стремясь за своими растущими желаниями, так я расставлял свои веревочные силки для ловли птиц.

36. Постарев в погоне за иллюзиями и окруженный со всех сторон несчастиями, мой разум тоже стал склоняться к греху.

37. Раскинувшиеся желания подобны многочисленным волнам в реке в период дождей, и хорошие мысли покинули разум, как далеко разбегаются звери, завидев змею.

38. Я давно оставил сочувствие другим существам, как змея оставляет свою старую шкуру. Я с легкостью жестоко заставлял страдать животных своими стрелами, сходный с черной тучей, проливающейся дождями

39. В конце жаркого лета, когда на небо набегают облака. Но люди сторонятся вонючих потоков крови! 

40. Я опустился от долгого пребывания в несчастьях, многочисленных, как трава в овраге. Я путешествовал по разным местам этих земель ужасной преисподней, 41. Сея семена дурных дел и поливая их дождями заблуждений. Со своими сетями и капканами в долинах и пещерах Виндхья я был беспощаден.

42. Среди невинных животных я был подобен богу смерти. Я убивал животных, и отдыхал на их шкурах,

43. Забываясь в бессознательном сне, сходно со спящим на кольцах змея Шеши

Вишну. Среди птичьего гама в небе и криков диких зверей,

44. Я был похож на замерзшую пещеру в горах Виндхьи. С черным телом, прикрытым только полной блох тяжелой накидкой на плечах,

45. Я был как божественный кабан Вараху, несущий на себе тяжелую землю, кишащую разными существами. Я пережил огромный лесной пожар, от которого сгорело множество зверей в округе,

46. Сходно с тем, как время разрушает мир в огне конца вселенной. Как жадность приводит к болезни, как глупость приводит к несчастью, так дети, рожденные моей женой, были для меня и радостью, и страданием.

47. Я, единственный сын короля, провел там шестьдесят лет непрекращающихся страданий, казавшихся мне равными шестидесяти эпохам.

48. Так, связанный цепями дурных наклонностей, я долгое время страдал, рыдал когда не везло, питался отбросами и жил среди ужасных чандалов, О министры!

 

Этим заканчивается сарга сто седьмая «Об иллюзии: О страданиях» книги третьей «О создании» Маха-Рамаяны Шри Васиштхи, ведущей к Освобождению, записанной Валмики.

 










Последнее изменение этой страницы: 2018-04-12; просмотров: 133.

stydopedya.ru не претендует на авторское право материалов, которые вылажены, но предоставляет бесплатный доступ к ним. В случае нарушения авторского права или персональных данных напишите сюда...